Гардеробные на заказ Гардеробные на заказ Гардеробные на заказ
13 Мар 2019, 12:30
Все обо всем
5256
Сто аристо

Не только в русском: в немецком тот же самый корень. И что запахи вообще могли значить? Он тоже писал довольно много про любовь и, как и упомянутые авторы, трактовал ее гораздо более экзистенциально, одухотворенно, чем сам Фрейд.

Есть просто Ариста, там светлый бежевый салон, ничего примечательного, есть Вертекс эдишн, с шильдиком верткс на задних дверях, внизу. На стыке этих двух традиций  сентиментализма плюс романтизма, с одной стороны, и либертинажа (либертенства)  с другой, между буржуазной и аристократической эротикой расцветает классический роман XIX века.

И любовь в христианстве  это прежде всего как раз любовь к иному, к инаковому, которым является Бог. И Аристотелю даже приписывают такой странный парадоксальный афоризм: «О, друг, друзей не существует».

Сама ценность вообще какой-либо страсти далеко не бесспорна.

В медицине и естественных науках наблюдение усиливалось другими чувствами: симптомы многих болезней и качества химических веществ распознавались по запаху, на ощупь и на слух. Тут велюр поинтереснее, черный с красными, либо синими вставками, и есть кожа черная (на ней есть подогрев передних пердаков с вставками под мрамор на руле, на дверях и на панеле. А шире говоря, он ухватывает здесь нечто важное для любви в целом: это и полурелигиозное восхищение другим человеком как личностью, и параллельно  странное желание его или ее потрогать, объективировать.

Она как раз ближе к платоновскому идеалу интеллектуальной, не материальной любви, к которой еще, правда, надо воспарить каким-то образом. Не говоря уж о том, что эта практика была вообще достаточно общепринятой.

В любви есть вот это индивидуальное начало, и оно тоже нуждается в некотором объяснении. У него есть термин «насыщенный феномен то есть феномен, который настолько богат всевозможными видами опыта, эмоциями, переживаниями, что ему невозможно поставить в соответствие внешний конкретный внешний объект.

Ненависть тоже ведь может быть избирательной, это не обязательно ненависть вообще ко всему миру. Почти в одно время с Маклюэном об изменении чувственных ориентаций в Европе Нового времени стал писать Мишель Фуко. Вырабатывается список так называемых теологических добродетелей: это вера, надежда и любовь.

Мы говорили, что она является центральной для нашей сегодняшней  очень светской, материалистической  культуры, но на самом деле любовь была центральной на протяжении по крайней мере последней тысячи лет; это неубиваемая традиция на Западе.

Вокруг одного, может быть, случайно встреченного человека вся наша чувственная жизнь вдруг фокусируется, приобретает смысл, как вокруг какой-то песчинки образуется кристалл.

Не видя любви, он видит энергию либидо, полового желания. То есть прикосновение к ним могло привести к заражению чем-нибудь нехорошим. Например, изучение вернакулярных чувственных классификаций началось именно с цвета: в 1960-е годы лингвистика стала искать универсальные цветовые номинации и пыталась построить эволюционную траекторию их освоения.

В качестве примера можно привести Россию конца xvii века (новая прививка западной гуморальной медицины на фоне устоявшегося подхода к телу и болезням, который определялся религиозными воззрениями и верой в колдовство). Наряду с влечениями к «я с любовью к себе, любовь к другому является двигателем всей жизни человека. Отдельно Фрейд развивает интересное учение о влюбленности, по-немецки  Verliebtheit.

Соответственно, чем совершеннее наши технологии, тем хуже работает наше чувственное восприятие в целом. Этим он объясняет, например, тоталитарные культы разного рода и феномен вождя. Грубо говоря, это книга про заботу.

И чем больше пахучих веществ есть в нашем распоряжении, тем больше этих названий. Нервная система не существует отдельно от человека: она пронизывает его тело, она определяет его чувствительность, его болевые точки, его реакции на раздражители. Я бы сказал, тут десятки близких между собой слов, которые относятся к любви.

Он пишет письма своему другу Луцилию (они опубликованы) и рассказывает о том, как он любил этого Луцилия, учит Луцилия тому, как по-настоящему дружить.

Первый  с помощью указания на источник запаха. Инструмент, который используется для измерения,  визуально-аналоговая шкала, которая состоит из условных гримас и цифр от 1 до 10: чем сильнее гримаса, тем больше цифра и тем большую боль человек испытывает. Я бы сказал, что нам надо всегда помнить и задумываться о любви как таковой.

У суйя все люди, животные и растения распределяются на четыре группы в зависимости от того, какой запах им приписывается. И в этом отличие Августина от неоплатоников: неоплатоники, как мы видели, подчеркивают непрерывность различных видов любви, а у Августина тут все-таки разные уровни.



МЕСТО ПОД КОММЕНТЫ

Все права защищены © 2017.


Реклама:
гардеробные системы